вторник, 5 мая 2009 г.

Как делается история

Дон Путионе, пребывая в своей сочинской резиденции, покачивался в любимом кресле и, наслаждаясь вечерним бризом на террасе, делал историю. В руках он держал макет учебника для старших классов и напряженно вчитывался в текст. Книжные страницы были исполосанны разноцветными маркерами, а на полях главы про покорение Грузии, нарисованы танчики и самолетики, там и здесь встречались сноски «мочить в сортире», «отрезать, чтобы ничего не выросло». По всему видно, что Дон Путионе не мог отнестись к истории легкомысленно. Покусывая красный маркер его высокопревосходительство дошел до слов: «и тогда покрывшая себя неувядаемой славой доблестная армия Путистана под предводительством отважного Дона Путионе разгромила несметные орды грузин…».

       Тут глава Вертикали подумал, что учебник явно принижает его заслуги, как флотоводца и дописал: «и отправив ко дну грузинскую военно-морскую армаду». Потом продолжил чтение: «в тех сражения мудрому Дону Путионе, благословенному защитнику мира и справедливости, помогал Малыш Медведоне и вся Блистательная Вертикаль». Его высокопревосходительство ухмыльнулся. — Опять примазываются, - подумал он, но оставил как есть. В последнем абзаце главы говорилось о захвате Тбилиси, пленении подлого грузинского президента и повешивании его на фонарном столбе перед зданием парламента. — Так ему и надо, не будет больше дразнится «Лилипутиным» - решил глава Вертикали и перевернул страницу. Дальше он был изображен в парадном мундире на вершине скалы с парящем над головой орлом, одной ногой стоя на горле поверженного предводителя грузин пронзал его лыжной палкой. Подпись под картиной гласила: «Его высокопревосходительство Дон Путионе Цхинвальский и Верхне-Кодорский завершает покорение Кавказа» Картина понравилась, но сладостные раздумья прервал срочный звонок. 

      [cut Читать дальше…] На проводе друг Джордж из Вашингтона. Заокеанский собеседник был настойчив и краток — попросил вычеркнуть последний абзац из главы про усмирение грузин. Дон Путионе задумался. – Это что же получается? Тбилиси брать не будем, а этот выскочка продолжит безнаказанно обзываться, - рассуждал глава Вертикали. Армия могла его не понять. Грузинская столица несравненно более богатый город, чем те жалкие селения, в которых и поживится нечем. Но Старина Джордж слыл полным отморозком и дразнить его было не с руки. Запросто мог, воспользовавшись предлогом, наложить лапу на общаг и счета Вертикали. Братва сидела на измене. У них за океаном совсем не уважали понятия, но хранить заработанное непосильным трудом здесь, никому не пришло в голову. Негодуя на однополярный мир Дон Путионе перечеркнул последний абзац и раздраженно швырнул учебник на диван. Вечер был испорчен.

       В четырехлетнем контракте с Вертикалью ничего не говорилось про войну, но Малыш Медведоне держался молодцом. Появились воинственные нотки в публичных речах, хмурые брови, тяжелый взгляд. Пипл, узнав из телевизора, что Путистан наконец кого-то разбомбил, унизил и разграбил, млел от гордости. Армия, которую оставили в нескольких вражеских городах охранять покинутое местными жителями имущество, тоже была довольна. И с победным видом возвращалась на американских «Хаммерах», груженных нехитрым скарбом, в места постоянной дислокации. Воображение распалялось рассказами о богатых виллах в Крыму, до которого рукой подать. Все были счастливы. Путистан на глазах превращался в Великую державу. Лишь Дон Путионе затаил обиду на друга Джоржа за творимый тем беспредел. [/cut]

Комментариев нет:

Отправить комментарий